Пресса

«В зоне над нашими фильмами о тюрьме ухохатываются»

«МК Бульвар», 26 июня 01


Справка. Отсидел 6 лет. Официально — за изготовление и сбыт электромузыкальной аппаратуры. Сам уверен, что за песни.

Тема бандитизма в нашем кино отражена достаточно бездарно. Чтобы показать эту жизнь, надо либо самому посидеть, либо быть очень талантливым режиссером и тонким психологом. А таковых сегодня не имеется. И поэтому личности бандитов выписаны примитивно, не соответствуют действительности. То, что происходит сейчас на экране, слишком бытово. Вы понимаете, есть ремесло, и есть искусство, вот фильмы «Рожденная революцией», «Место встречи изменить нельзя», «Петровка, 38» — складные, логичные, качественные. Это высокое искусство. А фильмы 'Улицы разбитых фонарей», «Менты» — грязная, гнусная бытовуха, где менты от бандитов практически ничем не отличаются. Видно, что все это делают люди, не имеющие представления, а настоящих бандитах, и на скорую руку. А ведь в багаже нашего кинематографа хранятся уникальные фильмы: «Джентльмены удачи» — лента с определенным заданным тоном, как в водевиле. Фильм очень достоверный, и в то же время понимаешь, что комедия, «Самогонщики», «Операция „Ы“ — карикатурные преступные персонажи, но точно соответствующие тому образу жизни, который они ведут. В этом, несомненно, заслуга непревзойденного Гайдая. А вот фильм про зону 'Беспредел» уже неудачная картина, все в таких гротескных, бестолковых формах. Бесспорно, тюрьму очень сложно показывать. Представить, что такое полная изоляция, когда один и тот жe распорядок, одни и те же лица, состояние неволи, невозможно. Это ни по каким рассказам не поймешь. Такое можно прочувствовать только самому, когда за тобой действительно захлопнется дверь камеры. Страшна лагерная жизнь не клопами и тараканами, а взаимоотношениями, которые чрезвычайно тонкие, неуловимые, но очень жесткие, невооруженным взглядом не различимые. Их мажет увидеть только человек, сам отсидевший. И вот когда я npихожу в лагерь, я сразу вижу, кто там какое положение занимает. Моментально. Только по тому, как их построили, кто на каком месте стоит, во что одет, какая у него бирка пришита, какие сапоги, я понимаю, кого завтра повесят, кого трахнут, а кто пойдет на свободу, а на экран все это перенести очень непросто. Так же сложно, как, допустим, поставить ''Бравого солдата Швейка». Там весь юмор Гашека в языке, а визуально отразить это практически невозможно. Но самое главное, о чем не должен забывать, на мой взгляд режиссер, так это — с какой целью он создает свой фильм. Чтобы романтизировать или пропагандировать откровенную уголовщину или чтобы показать этих персонажей такими, что зритель сам сделает вывод. Взять на примере классиков — Остап Бендер, в конце концов, был тоже преступным эли-ментом. Но каким! А все потому, что писатели гениальные. Вы понимаете, есть Агата Кристи, Артур Конан Дойл, а есть Маринина. Это бульварное чтиво.

Для сравнения, если вернуться к теме актеров, играющих бандитов, то у нас имеется глыба, национальное достояние — Джигарханян. Он вне конкуренции. Образ бандита советского периода воплотил, безусловно, лучше всех. Остальные актеры, в большинстве своем, делали все очень театрализовано. А сейчас что творится на экране? Актеришка играет бандита, тужится изо всех сил, а по жизни-то он просто полупедераст, это очевидно. И вот, значит, этот бедный полупидор играет вора в законе. И те, кто с этим делом знаком, сидят, смотрят и говорят «Не верю». В тюрьме над нашими фильмами просто ухохатываются. Ещё только режиссерам осталось снять фильм о том, что пидор в лагере, уже опущенный, вдруг совершил переворот, захватив весь лагерь и стал смотрящим. Вот до этого ещё не додумались. Но какой-нибудь кретин найдется. Так что современные сериалы я не смотрю — они жалки и убоги, мне из них почерпнуть нечего, И вообще, вы поймите, главное ведь в фильме не его достоверность, а художественная ценность. Сейчас мы наблюдаем репортажные съемки, к искусству не имеющие ни малейшего отношения. Искусство — это когда художник ваяет всю жизнь одну хрустальную вазу. Может, он её никогда и не продаст, но это искусство. А другой сидит и шлепает каждый день глиняные горшки по 60 рублей за штуку, они все примерно одинаковые, зато хорошо продаются — вот это ремесло. Есть Эйфелева башня — произведение искусства, а есть сортир на задней стороне двора. Вот нынешние фильмы о тюрьме и бандитах как раз и есть те самые сортиры.