Пресса

Поэт, композитор, певец Александр Новиков: «За эфир не платил и не буду»

, 05 декабря 05


Творчество Александра Новикова начиналось… с «политико-криминальной» экспертизы его песен. Артиста посадили сразу после выпуска первого альбома «Вези меня, извозчик» в 1984 году, он тогда попал в поле зрения партийных идеологов и даже КГБ. Отсидев шесть лет, в марте 1990 года «за отсутствием состава преступления» Новиков был освобожден.
Только что у 50-летнего артиста вышел новый альбом с неслучайным названием — «Настоящий», а в престижном для любого солиста концертном зале «Россия» была показана его программа с участием друзей-коллег по песенному цеху.

— В предварительной рекламе этого события вы совершенно не нажимали на то обстоятельство, как это принято, что в концерте будут звезды.

— А мне всегда дико смотреть на афиши, где перечисляют «специально приглашенных» звезд. Причем всегда имена одни и те же. Торжество вроде бы личное, по-своему домашнее, а на всех заборах сообщается, кто придет в гости. Я приглашаю людей, которые мне дороги и симпатичны, но писать об этом на афишах не собираюсь. А если они приходят искренне, то и им не важно, мелькнули они в рекламе или не мелькнули. Это вороны летают стаями, а орлы всегда поодиночке. На моем сольном концерте были музыканты из Екатеринбурга (Александр Новиков именно там живет и работает. — Ф.Г.) — джаз-бенд, струнный квартет, инструментальная группа. Фонограмм не было — только вживую. Потом издадим диск и DVD.

— Известно, вы занимаетесь благотворительностью, участвовали в финансировании строительства Храма-памятника на Крови на месте убийства царской семьи…

— В июле этого года исполнилось 85 лет с того трагического дня. К дате и планировали закончить возведение Храма Всех Святых в Земле Российской Просиявших. Вместе с лучшими уральскими мастерами мы разрабатывали макеты, на собранные пожертвования отлили колокола в дар храму. Самый большой — Андрей — весит 6 тонн, самый маленький — 12 килограммов. И без чудес не обошлось… Вот привезли колокола. Легкие — сняли руками, самый большой — подняли краном. И один из рабочих ударил по нему молотком. Как он загудел! И вдруг в то же мгновение налетела страшная снежная буря, стало не видно ничего и трижды ударила молния. При ясном-то дне, без облачка! Только последний колокол поставили на землю, все кончилось. И полная ясность разлилась вокруг. А вообще-то наши люди плохо знают историю дома Романовых, даже степень родства царей для многих загадка. Чтобы изменить ситуацию, и создан при моем участии благотворительный фонд «400-летие дома Романовых». Недавно приезжала Ольга Куликовская-Романова, привезла в дар открытому храму икону, которая когда-то была в комнате, где устроили расстрел. Несколько кирпичей из того взорванного дома храню у себя- это святыни. Ольга обещала передать фонду большую коллекцию картин, написанных сестрой Николая II, вещи, что-то из утвари царствовавшего дома…

— Когда вы пришли к вере? В заключении, позже?

— Вера приходит с мудростью, а мудрость приходит с возрастом. К мужчине по крайней мере. У меня всегда были четкие жизненные принципы: мужчина и его поведение должны быть понятны и ясны, его поведение должно быть великодушным и он должен заниматься каким-то серьезным делом. Не могу похвастаться, что с детства не выпускал из рук Библию. Осознание необходимости веры пришло ко мне постепенно, по прочтении русской классики, с приобретением жизненного опыта. Особенно горького. Я никогда не был комсомольцем и, как мог, противостоял режиму. Сегодня, по прошествии стольких лет, могу себе только поаплодировать, многие другие жили иначе.

— А как, Александр, вы относитесь к почетным регалиям, к получению званий?

— Наградят или нет — для меня не важно. То, чем я занимаюсь, будет востребовано — я знаю точно. Это настоящая мужская лирика с четкой половой принадлежностью. Иные очень опасаются попасть в немилость к акулам шоу-бизнеса, я не боюсь. Можно было бы, конечно, появиться на вручении какой-нибудь премии, но чтобы какой-нибудь «акуле» морду набить и во всеуслышание сказать о цене такой премии, когда награждают одних, а страна слушает других. (Между тем Новиков в 1995 году стал лауреатом «Овации» в номинации «Городской романс». — Ф.Г.) По-настоящему же дорог мне орден Святого благоверного князя Даниила Московского, которым наградил меня патриарх.

— Говорят, вас сильно побаиваются в музыкальных кругах. Одно ваше «Открытое письмо Киркорову» чего стоит! Взять хотя бы финал: «Есть у тебя одна правда. Насчет того, что „Новиковых много, а Киркоров один“. Чистая правда. Ты и впрямь — один. И слава Богу! Двух таких… России просто не вынести. А нас много. И тоже — слава Богу! Потому что пока нас много, с Россией ничего не случится. Потому что ты, дорогой, — пудра, помада, блестки и накладные ресницы России. А я — её Совесть».
— Я никого не пугаю, а просто говорю правду в глаза. Многие придумали сами себя и присуждают себе титулы, расхваливают друг друга, а песни из трех аккордов называют шедеврами. Я человек с обостренным чувством справедливости. Мне унизительно стоять в одной шеренге с людьми, которые ничего в этой жизни не совершили, не хочу платить по их расценкам. Я вообще никогда не платил и не буду платить за раскрутку в эфире, за показ по телевидению — это стыдно. Понятно, что такие принципы с противоположной стороны были восприняты крайне агрессивно — начали со мной бороться. Пытался противостоять засилью бездарностей на нашей сцене, очень хотел объединить по-настоящему талантливых людей, но, к сожалению, 90 процентов артистов эстрады оказались проститутками по своим убеждениям. А одному бороться мне не под силу.

— Видимо, у вас очень мало друзей среди коллег по цеху?

— Мои друзья в большинстве своем музыкой не занимаются, да и живут в основном не в Москве. Действительно, на сегодняшней эстраде очень мало тех, кого я уважаю.

— А с кем из отечественных певиц вы бы спели дуэтом?

— Раз до сих пор этого не сделал, значит, ни с кем.

Феликс Грозданов