Пресса

Письмо по случаю. Оборотень.

, 26 июня 04


Открытое письмо Александра Новикова.

Какое зловещее и корявое слово!
Но это не про Вас, Филипп Бедросович. Хотя, думается, Вы привыкли и Вас не удивить такими словами в Ваш адрес, из которых самое мягкое — «пидор». Или раздражаетесь и оскорбляетесь на него? Очень даже зря.

Наблюдая многия лета за телеэкраном, я сделал потрясающее открытие: «пидор» в сегодняшнем российском шоу-бизнесе это не оскорбление, не сексуальная ориентация, даже не социальное положение. Это — жанр!
Одним из основоположников которого являетесь, безусловно, Вы. Мало того — одной из самых ярких его звезд. Соответственно и живете по законам этого жанра.
Я же, не имеющий к нему отношения, в шоу-бизнесе не участвующий, следовательно, для Вас — малоизвестный, представлюсь: Александр Новиков.

Зная Вашу раздражительность на розовый цвет, сразу оговорюсь: пишу сие строго голубыми чернилами. Зная Вашу неприязнь, как Вы изволили выразиться, к «сиськам», обещаю далее по тексту эту бесполезную для Вас часть женского тела не поминать. Вообразите пожалуйста для собственного комфорта, что пред Вашими очами не они, окаянные, а одно дубовое мужское достоинство. Но, это я к слову. На том, пожалуй, с первым открытием закончим.
Открытие второе: как сказочно повезло Ирине Ароян! Она так легко отделалась. Представляете, что было бы, задай она вопрос: «Зачем Вашей спутнице лошадиные зубы?.." Или: «Правда ли, что Вы — не гей?.." Счастливая девочка!
Открытие третье: «…К звездам надо приходить подготовленными…»
То есть, получить от Вас вопросы, потом задать их, потом получить на Ваши же вопросы Ваши же ответы. А за это получить в конверте пособие по «подготовке» в размере примерно 100 баксов. Так?
А теперь позвольте мне сменить тон и поговорить вот о чем.

Когда я в интервью телеканалу Ren TV давал оценку событиям на ростовской пресс-конференции, я и предположить не мог, что стану единственным заступившимся с экрана за Ирину. Не за журналистку, а просто за женщину. Беззащитную и слабую, не содеявшую ничего дурного, оскорбленную и униженную звездным подонком. И по наивности думал, что вот-вот ещё кто-нибудь вступится, кроме меня. Но — никто.
Известные лица несли с экранов бред о том, что журналисты-де заслуживают такого. И прочее, и прочее.
О какой журналистике речь! Её унизили и оскорбили, как женщину, и совсем не в контексте её профессии.
И, вот, здесь-то и привиделся мне Оборотень.

Нет, это не врач, надевающий по дням медработника белый халат и поющий медицинские куплеты, а по военным праздникам — погоны и военные песни, а по другим торжествам — тематические панегирики, чтобы назавтра, забыв про Гиппократа, рекламировать табак и водку. Он не оборотень — он такой на самом деле.

Это не Вы, Филипп Бедросович, поющий с экрана о любви к женщине в самом высоком штиле, а потом сошедши с экрана, кроющий её матом и унижающий прилюдно. Вы не оборотень. Вы — такой на самом деле.

Это не артисты, поголовно таскающие по телевизионным и газетным редакциям деньги пачками, чтобы о них писали и показывали только хорошее. А если о них не за деньги вдруг напишут, какие они на самом деле на сцене и в миру, тут же в голос взвоют, что их оклеветали. И, что вся журналистика — одна большая проститутка. Но и они не оборотни. Они тоже такие на самом деле.
Оборотень — это наша сегодняшняя мораль. И вот этот оборотень по-настоящему отвратителен и страшен.
И если девушка Ирина Ароян надеется на сочувствие и помощь звездной элиты — зря.
Сытые крысы друг дружку не кусают, а уж тем более не жрут. Им безусловно легче всей сворой разорвать, растереть в порошок одну журналистку, пусть даже безвинную (дабы другим не повадно было!), чем делиться на правых и неправых. Они дружат, они вертятся в одних тусовках, чавкают в одних и тех же кормушках. И все врут, врут, врут… Грызутся, лают, делят, рвут… Но, чуть что, отбиваются сообща.

И Оборотень, шастающий по Стране Всеобщего Вранья, заглядывающий в суды, вырезающий из телеэфиров ростки правды и образы настоящих героев, произведения настоящих композиторов, художников и поэтов — это и есть Ваша надежда и опора, Филипп Бедросович, и иже с Вами. На него надеетесь и уповаете. И тоже зря.
Потому, что если таких, как я, по телевизору не показали, это не значит, что их нет. Есть и много.
А коль, вдруг, нет, то мне ещё одна радость: буду в одиночку, как собственно и положено мужчине, защищать эту совершенно не знакомую мне женщину. Не потому, что так отвратительны Вы и все набросившиеся на нее. А потому, что — женщина.

Александр Новиков