Пресса

Интервью газете «Мегаполис-Экспресс»

Газета «Мегаполис-Экспресс», 24 октября 05


30, 31 октября Александр Новиков отмечает 20-летие выхода того самого альбома концертами в ГЦКЗ «Россия», где также на сцену выйдут музыканты — участники первой записи. Накануне концерта обозреватель «М-Э» встретилась с артистом.

— Меня предупредили, что вы строги с журналистами. И неизвестно, чем закончится этот разговор… Говорят, вы человек опасный.

— Опасность моя лишь в том, что умен. Для дурака ум — самая главная опасность. Так что для вас я не опасен.

— Вы — атаман борцов за чистоту рядов российской эстрады. С вашей подачи люди услышали, как по-настоящему поют Киркоров, Витас… Откуда записи берете? Задорого покупаете?

— Я не занимаюсь специальным розыском. Понятно, что такие записи могут быть только у людей, имеющих доступ к концертному пульту. Так вот, эти люди до такой степени ненавидят наших дутых звезд, что сами приносят мне записи, без денег. А я уже их обнародую. Люди профессиональные, звукорежиссеры, которые работают с артистами, разделяют мнение всего народа, что российский шоу-бизнес — это величайшая профанация и отвратительное явление в том виде, в каком оно сегодня существует.

— Если человек — поклонник Витаса, он так просто от него не откажется, какими бы записями вы его ни пытались поразить! И кто любит Киркорова всем сердцем, тот его просто так не забудет!

— А мы обращаемся вовсе не к тем, кто уже обманут и фанатеет, а к тем, кто ещё может понять правду. Витас и Киркоров твердят: «Мы поем вживую!» Врут! А я вранье ненавижу и пытаюсь растолковать эту ложь народу. Когда была коммунистическая система, я боролся с комсомолом. А все в стране тогда были комсомольцы — за малым исключением. И мне говорили так же: вы оптимист, Александр, и самоубийца. Ничего у вас не выйдет! Вас просто затопчут и раздавят. И меня давили, топтали! Прошло время, и комсомол преставился, а я жив. Побеждает здравый смысл, потому что мать-история не глупа. Её можно какое-то время насиловать, но недолго. Рано или поздно истина возьмет свое. «Не в силе Бог, а в правде!» — сказал Александр Невский перед битвой на Чудском озере. И разгромил врага.

— Понимаю! Но, имея немалый журналистский опыт, хотелось бы с вами вступить в полемику как бы не от своего лица, а от лица тех самых звезд российской эстрады, с которыми мы когда-то вели приватные беседы.

— Интересно.

— Кстати, продюсер Витаса, известный г-н Пудовкин, мне объяснял свою философию, как ни странно, приводя примеры из жизни православной церкви. Дескать, в Иерусалиме земля и вода продается в специальных флаконах, как святыня. На святом церковь денежки зарабатывает. Вот где профанация!

— Церковь продает воду и святыни, не совершая обмана. А чтобы восстановить порушенное, содержать храмы, чтобы веру сохранить! Я сам ношу крест, а в нем частица Голгофы, святой земли. Сохранить веру — это самое главное в жизни. Человек без веры — ничто! И пусть продают они воду и землю, святые мощи — это суть категории вещественные, земные. Продают, чтобы сохранить категории духовные, чтобы вера нас на земле согревала. Без веры наша земля — это просто камень. А такие, как Пудовкин, продают земное, выдавая за духовное. Продают бездарное, выдавая за талант.

— Народная артистка Надежда Бабкина сказала, что бесполезно роптать на передачи вроде «Моя семья» или «Окна», поскольку вся страна голосует за эти программы. То же и к шоу-бизнесу относится. Вся страна покупает билеты, ходит на концерты, хочет видеть своих кумиров.

— Хочет, скажу вам, не вся страна. Я, например, не хочу. Я тоже часть страны. Давайте будем точны в терминологии. Не весь народ, а часть народа. А другой части не нужны «Окна», нужно что-то другое. И вот той части ничего не дают! Таким образом, насилуя общественное сознание самым вульгарным образом, нас заставляют потреблять что дают. Человек не хочет есть брюкву, а ему открывают насильно рот и пихают эту брюкву, и бьют брюквой по голове. Он просит: дайте ложку сахара лучше, а ему в нос кукиш: вот тебе сахар!

— Композитор Игорь Николаев как-то сказал, что свое собственное творчество он не считает вечным и великим — в него проникла коммерция.

— Николаева я считаю одним из самых выдающихся композиторов современной популярной музыки в России. И поэтому он себе может позволить, зная меру собственного таланта, самокритику. Он действительно пишет песни на заказ, продает их — это коммерция. Но у него есть десяток произведений, которые я могу оценить как выдающиеся. Как бы ни ругали «Дельфина и русалку» — это очень остроумное, в хорошем смысле, сентиментальное, хорошо сделанное музыкальное произведение.

«Старая мельница» — тоже очень хорошая песня. Николаев хорошо поется, он певчий, мелодичный. Глядя со стороны, я бы его поставил на очень высокое место.

— Не так уж вы строги!

— У меня нет задачи хаять всех и свалить весь шоу- бизнес! Но я хочу очистить его, помочь ему обрести новую форму. Ведь стыдно: глазами Запада на нас сегодня смотрят как на декоративных существ! Качество производимого продукта — карикатурно! Я ведь за то, чтобы были и бордели, и пивнушки, и рюмочные на земле. Кому нравится — заходи! Но пусть будут и музеи, и церкви, и театры! В мире все должно быть уравновешено.

— Кого бы вы оставили ещё на сцене, если б у вас была возможность отсеять людей за профессиональную непригодность?

— Осталось бы не очень много, но все-таки осталось! И все больше взрослое поколение. Александр Малинин — профессионал высочайшего класса. На концерте поет как с пластинки — очень высокий уровень. Пресняков-старший — саксофонист от бога. Александр Градский, Николай Носков, Валерий Меладзе, Леонид Агутин, и ещё с десяток имен наберется. А есть люди, которые достигли своего потолка. Вот «Муси-пуси» — это потолок. Девушка сейчас взлетела с ними, и скорее вновь обратно в тину! Как в природе: есть ужи ползучие, есть рыбы плавучие, а есть бабочки и птицы летучие. Я за то, чтобы воздух не пустел. И сам я там, где воздух. И они бы хотели летать, да у них плавники, а не крылья! И эстрада у нас в своей массе плавниковая. Выпрыгнут из воды, квакнут: «Муси-пуси» — и снова на дно, бултых! Это и есть уровень. А на плавниках, как ни разгоняйся, высоко не прыгнешь!

— Поговорим о вас лично?

— Я готов ответить на любые вопросы. Нет такого вопроса, который мог бы поставить меня в тупик.

— Быть независимым вам помогает бизнес? Говорят, у вас есть несколько ресторанов.

— Ресторанов у меня нет. Все время путают, приписывая рестораны однофамильца Новикова мне. Но я же не могу в каждую газету звонить и говорить, что Новиков — это другой Новиков, а не я! У меня есть фотобизнес, недвижимость какая-то. Я владелец, но сам этим не занимаюсь. Два исполнительных директора мне отчитываются по финансам. И я получаю с этого деньги, но не такие сумасшедшие, как пишут в прессе. Но достаточные для того, чтобы иметь возможность делать передышки, записывать альбомы в студии, заниматься творчеством. Но концерты мне приносят достаточно большие деньги, если много работать.

— Говорят, вы были много раз женаты и большой гусар по этой части!

— Ещё одно очень распространенное заблуждение! Я женат вот уже тридцать лет на одной женщине, зовут её Маша. У нас двое взрослых детей. Больше скажу: если бы мне сегодня начать жизнь сначала и пришлось бы жениться, то я женился бы только на ней! Почему? Потому что жить 30 лет с таким, как я, другая вряд ли смогла бы. Когда дома все спокойно, тылы крепкие и женщина благословляет мужчину на великие дела, сама не вмешивается и не мешает, поймет его и пожалеет — это счастье.

— Вы, кажется, употребили слово «жалость»? Не ожидала от вас!

— Жалость — это рука любви, если всю любовь представить как большую женщину. Я не могу тут рассуждать о тонкостях, потому что женское искусство любви есть тайна. Мужчина и женщина — это не два разных пола. Это два разных мира!

Надежда Крупская